3.7.17

Храм Сурьи в Конараке

На берегу Бенгальского залива в индийском штате Орисса возвышаются величественные, необыкновенно впечатляющие руины храма бога Солнца Сурьи – одного из самых больших во всей Индии. Европейские моряки издавна прозвали его «Черной пагодой»: одиноко поднимающийся на пустынном берегу, каменный колосс служил им ориентиром в плавании. Храм Сурьи в Конараке был воздвигнут правителем Ориссы раджой Нарасимхадевой I (1238–1264). После серии удачных войн, в результате которых им были подчинены соседние государства, раджа начал собирать средства для грандиозного строительства, которое было призвано обеспечить ему милость богов и процветание государства.

На возведение храма пошла военная добыча, добытая в походах, дань вассальных князей, дары родственников. Местность, избранная для сооружения храма, издавна почиталась священной, связанной с культом Солнца. Само название Конарак – «Кона-Арка» – означает «Край солнечного света». Возведение храма началось в «благоприятный» пятый год правления раджи и продолжалось восемнадцать лет. Камень для строительства – гранит, базальт, песчаник различных оттенков – доставляли водным путем из трех дальних каменоломен. Фантастическое здание храма Солнца когда-то украшала башня-шикхара 60-метровой высоты.

Сегодня она представляет собой груду развалин. Из двух частей огромного храмового комплекса уцелела только восточная часть – колонный зал, где находился вход в несохранившееся святилище. Главные постройки ансамбля были разрушены то ли в результате стихийного бедствия, то ли в результате набегов мусульман в середине XVI века. О том, что в разрушении храма приняли участие какие-то враждебные силы, свидетельствует храмовая летопись, в которой говорится: «Когда фиринги разрушили храм, мы потеряли все. Благовония испарились, осталась одна ветошь». Кто такие фиринги – неясно, тем более что летописец не указывает даты бедствия.

Несмотря на то, что храм Сурьи был разрушен и опустел, к нему долгое время продолжались совершаться паломничества. Толпы людей стекались сюда, чтобы встретить восход седьмого дня светлой половины месяца магх (это соответствует концу января – началу февраля). В этот день по древней традиции отмечался праздник Парамасура – праздник Высшего Сурьи. К середине XVIII века святилище было уже заброшено, и брахман Баба Брахмачари, посетивший его в те времена, два дня вынужден был с проводниками пробираться сквозь джунгли, чтобы достичь храма. Он увидел его разрушенным и совершенно заросшим.

Брахман приказал своим проводникам забрать из храма лучшие изваяния и перевезти их в город Пури, где они были установлены в местных храмах. Даже сегодня, несмотря на плохую сохранность многих архитектурных деталей, общий облик храма в Конараке сохраняет свою величественность. Высота сохранившейся части здания составляет почти 40 м. Она выполнена в виде гигантской колесницы – это образ божественной колесницы Виманы, запряженной семью разноцветными священными конями (по другим преданиям – белыми или золотыми), на которой солнечный бог Сурья едет по «верхнему» и «нижнему» небу.

Храм-колесница уходит ввысь тремя большими уступами, на террасах которых установлены монументальные скульптурные изваяния. Цоколь сооружения окружают каменные колеса диаметром в три метра каждое – по двенадцать с каждой стороны. Они богато орнаментированы и украшены резьбой. Колесо символизирует подобие солнечного диска – символ повторяющегося ритма времени. Два колеса, соединенные осью, олицетворяют Небо и Землю, соединенные в супружеском союзе. Отсюда происходит и такое обилие эротических сцен, бесконечно повторяющихся в скульптурном убранстве храма и отличающихся грубой откровенностью.

Такие же сцены украшают двенадцать пар гигантских колес на цоколе храма-колесницы. Скульптурные эротические сцены храма Сурьи получили широкую известность и вызвали к жизни множество толкований этих изображений. Наиболее вероятным считается, что эти скульптуры изображают храмовых танцовщиц – «невест бога Сурьи», постоянно живших при храме и совершавших с приходившими паломниками священный ритуал «слияния». Среди каменной резьбы встречаются и многочисленные символы солнца: лотос, конь, колесо-чакра. Восточный фасад разрушенной башни-шикхары некогда украшал исполинский каменный лев, попирающий слона.

Этот же образ многократно повторяется в других частях здания. Лев – символ строителя храма раджи Нарасимхадевы I, имя которого в переводе означает «человек-лев». Стены храма в изобилии украшены скульптурой и резьбой, отличающихся богатством форм и виртуозной, почти кружевной проработкой деталей. На цоколе, фризах террас, в орнаментальных поясах, тянущихся по всему фасаду, размещены рельефные изображения слонов, лошадей, верблюдов и прочих животных. Рядом с ними – уже знакомые эротические сцены. Многие рельефы иллюстрируют эпизоды правления раджи Нарасимхадевы: воины в походе, ловля и приручение слонов, прибытие к радже посольства с редким подарком из Африки – жирафом.

Величественные скульптуры загадочно улыбающегося бога Сурьи украшают все четыре фасада храма. С ювелирной тщательностью изображены драгоценные ожерелья и тончайшие ткани, покрывающие тело каменных истуканов. К лучшим произведениям монументальной пластики индийского классического искусства относятся скульптуры женщин-музыкантш, расположенные на террасах верхней части храма. Особое место принадлежит окружающим здание храма каменным скульптурам животных, имевшим, по-видимому, какое-то символическое значение. Это, прежде всего фигуры грозных боевых слонов, выполненные почти в натуральную величину. Вполне вероятно, что это – боевые слоны раджи Нарасимхадевы.

Один из них изображен в тот момент, когда своим мощным хоботом он схватил оглушенного вражеского воина и вот-вот отшвырнет его в сторону. Еще более выразительна динамичная скульптура коня, топчущего передними копытами какое-то поверженное чудовище. Спешенный всадник ведет коня под уздцы. Британский исследователь Хоуэлл сравнивал эту скульптуру с лучшими образцами конных статуй в европейском искусстве. Храм Сурьи в Конараке, одиноко вздымающийся над пустынным океанским берегом, является высшим достижением средневековой архитектуры Восточной Индии. Его сравнивают с «лотосом, встающим из утренних вод». Недаром одним из названий храма Сурьи было Падмакешара – «пестик лотоса»

В Раздел