9.6.17

Петра – город-призрак набатеев

Кто такие набатеи и откуда они пришли на земли сегодняшней Иордании? Историки не могут дать точного ответа на этот вопрос. Известно лишь, что набатеи построили удивительный и загадочный город Петру. Город в скалах, где обитали и мертвые, и живые. Затерянный в песках город-призрак, на протяжении веков обраставший легендами и, наконец, почти случайно найденный в начале XIX в. Предания о затерянном среди скал и песков древнем набатейском городе будоражили сознание европейских ученых и путешественников еще со времен крестоносцев. Эти земли в Средние века контролировали свирепые бедуинские племена, а потому их недоступность еще больше подогревала воображение.

Отдаляясь во времени, Петра все больше и больше обретала призрачные черты ближневосточного Эльдорадо, пока, наконец, почти случайно не была обнаружена швейцарским исследователем Иоганном Людвигом Буркхардтом. В надежде отыскать потерянный город он отправился вместе с караваном из Дамаска. В конце августа 1812 г. путешественник оказался недалеко от предполагаемого места расположения Петры. Поскольку он прекрасно говорил по-арабски, был одет, как кочевник, и вообще выдавал себя за мусульманина Ибрагима ибн Абдаллу, ему не составило особого труда упросить местных арабов отвести его на могилу брата Моисея, пророка Аарона, погребенного, по преданию, на вершине одной из гор якобы для принесения жертвы.

К удивлению Буркхардта, бедуин повел его в горы. Издали они казались совершенно непреодолимыми, но при подходе к ним в одной из скал внезапно обнаружился узкий проход в глубокое ущелье – сик. После двадцатиминутной прогулки по дну извилистого каньона взору изумленного швейцарца неожиданно открылись грандиозные развалины мертвого города, в которых он опознал Петру – потерянную столицу набатеев. От такого потрясающего открытия он пришел в такой неописуемый восторг, что чуть было, не выдал себя. Но дело было сделано, Буркхардт оказался первым европейцем за последние шестьсот лет, который увидел это чудо света. О набатеях сегодня известно немного.

Сами они не оставили о себе никаких письменных свидетельств. Единственное, что дошло до наших дней, – это истории, рассказанные заезжими путешественниками многие сотни лет назад, или скудные данные археологических раскопок. Тем более что сегодня в Петре подробно исследовано только около пятнадцати процентов территории. Так что неизвестно, какие еще открытия ждут нас в будущем. Хотя вряд ли эти раскопки прольют свет, скажем, на происхождение набатеев. Одни считают их простыми кочевниками, осевшими в этом удобном месте исключительно из-за его выгодного географического расположения. С давних пор здесь проходили главные караванные маршруты, соединявшие Европу, Азию и Африку.

Другие, не соглашаясь с этим, указывают на слишком уж обширные познания набатеев в области земледелия и орошения. Это, в общем-то, действительно не было свойственно кочевникам. Некоторые называют прародиной набатеев Ассирию, север Аравийского полуострова или даже Йемен. Версий много, но понять, какая из них верна, сложно. Так или иначе, точно известно, что первым властителем Набатейского царства был Арета I, взошедший на престол в 169 г. до н. э. Конечно, история государства в скалах Петра, название которой и означает на греческом «скала», началась не с этого момента. Достоверно известно, что в 312 г. до н. э. оно уже существовало.

Об этом говорят греческие источники. Именно в этот год греческая армия во главе с Антигоном совершила неудачный поход на Петру. Скорее всего, с этого момента и началось возвышение государства, достигшего своего апогея к 106 г., когда умер последний набатейский владыка Раббэль II. Воспользовавшись этим моментом, Римская империя легко присоединила слишком богатое и благополучное царство. Петра стала частью римской провинции Аравия. Еще триста лет продолжалось ее процветание. Но затем началось незаметное угасание города. Дело в том, что набатеи были своего рода таможенниками или пограничниками и собирали дань с проходивших мимо караванов.

Занимаясь этим веками, они и скопили свои сказочные богатства, слава о которых не давала покоя многим поколениям кладоискателей. Как раз в это время началось возвышение другой жемчужины Ближнего Востока – Пальмиры. Караваны пошли другими путями, а жителям Петры оставалось лишь сожалеть об утраченном величии и могуществе. Петра успела побыть и частью Византии, пока два страшных землетрясения в 363 и 747 гг. окончательно не разрушили ее. Во времена господства арабов и крестовых походов город уже был мертв. И лишь поиски сокровищ, которые должны были быть спрятаны где-то здесь, продолжали манить сюда самых разных авантюристов. С той поры на главном символе Петры – Эль-Хазне (Казне, Сокровищнице) остались многочисленные следы от пуль.

Бедуины считали, что если попасть в нужное место, то на них прольется золотой дождь. Увы, он не пролился, хотя кто знает, может быть, они просто стреляли не туда, куда надо. Вполне возможно, что фантастические набатейские сокровища еще лежат спрятанные где-то в этих розовых развалинах. Ведь никто никогда не видел, чтобы из города вывозили ценности. Хотя, по правде говоря, за триста лет можно было растратить любые, даже несметные, богатства. Неудивительно, что именно Казну знаменитый кинорежиссер Стивен Спилберг сделал декорацией к истории о поисках священного Грааля. Правда, в фильме о приключениях Индианы Джонса этот фантастический фасад лишь дверь, за которой скрываются непредсказуемые лабиринты.

К сожалению, это не так. Фасады всех гробниц были вырублены в скалах, а потому за ними лишь небольшие погребальные помещения, в которых набатеи хоронили царей или высшую знать. Каким высоким должно было быть мастерство архитекторов, чтобы точно рассчитать и вырезать в куске цельного камня такие циклопические монолитные надгробия. Из-за обилия гробниц в XIX в. последователи Буркхардта даже окрестили Петру гигантским некрополем. Это не совсем так. Несмотря на обилие могил, в лучшие времена в городе жили, по крайней мере, 20 тыс. человек. Просто дома, расположенные на равнине, не сохранились до нашего времени. Зато до нас дошли постройки римского периода, говорящие о том, что некогда жизнь в Петре била ключом.

Это и центральная мощеная улица, колонны, триумфальная арка, руины некоторых других сооружений. Великолепный театр на три тысячи человек к этим объектам не относится, поскольку он был возведен задолго до прихода римлян и, по всей видимости, использовался набатеями в ритуальных религиозных целях. Сказать точно, что происходило на сцене этого театра, довольно затруднительно. Как мы уже говорили, письменных свидетельств не осталось, так что остается только строить всевозможные догадки. По этой же причине не следует удивляться некоторым загадочным названиям в Петре: Храм крылатых львов, Дворец дочери фараона, Джинновы глыбы, та же Казна фараона. Все они были придуманы намного позже, когда от набатеев не осталось и следа.

Те, кто давал подобные названия, руководствовался не надежными источниками, а своими собственными весьма субъективными впечатлениями. Например, бедуины искренне верили, что Петра была построена древнеегипетскими фараонами. Сегодня мы знаем, что египтяне не имели к строительству города Петра в Иордании никакого отношения. Это сделал другой, не менее таинственный народ, достигший недосягаемых архитектурных высот, – набатеи. Без преувеличения можно сказать, что главное напоминание, которое они оставили о себе потомкам и которое говорит о них лучше любых летописей, это продуваемый ветрами розовый скальный шедевр, спрятанный ими среди неприступных ущелий.

В Раздел