9.6.17

Сидон – «пурпур» по-древнегречески

Древнюю славу Сидону принесли знаменитые финикийские купцы и мореплаватели. В те времена город, расположенный сегодня в 48 км к югу от Бейрута, был столь велик и могуч, что Гомер называл «сидонцами» не только его жителей, но и всех, кто жил на побережье. Золотым периодом истории Сидона были X–VI вв. до н. э., когда весь древний мир узнал о Финикии. Гомер помог нам узнать тайну этого названия. В переводе с древнегреческого оно означает «пурпур», так как именно это знаменитое красящее вещество, добывавшееся из моллюсков, обитавших на дне Средиземного моря, принесло богатство и славу Сидону.

Сложный процесс производства делал пурпурные ткани дорогими, приобретать их могли лишь очень состоятельные люди, и пурпур в течение столетий оставался символом высокого общественного положения. И хотя мудрые жители Сидона всегда старались откупиться от захватчиков, в 351 г. до н. э., когда город осадили войска персидского царя Артаксеркса III, они закрыли ворота и подожгли город, чтобы умереть, но не сдаться. Более 40 000 жителей погибли в огне, поэтому в 333 г. до н. э. Александр Македонский приказал практически заново отстроить город и даже сделал его центром Олимпийских игр на побережье. Городу было разрешено чеканить свою монету, это же право заслужил он и у римлян.

Если удалиться от города всего на один километр, то в зелени цитрусовых садов взорам предстанет еще одно чудо здешних мест – храмовый комплекс Эшмун. Он также не избежал участи быть перестроенным в более поздние века, его основа – финикийский храм богу Эшмуну, олицетворявшему здоровье и силу – а мы знаем его под именем Эскулапа. Его символ – чаша со змеей – и сейчас является символом медицины. В окрестностях города находится еще много руин, бывших свидетелями не только крестовых походов, кровопролитных войн, но и успешных торговых переговоров. Еще с XVII в. французские купцы избрали этот город своим узловым центром в торговле с Ливаном и Сирией. Сегодня эта древняя крепость является лишь тенью былого величия.

Полуразрушенная фортификация более не является последним прибежищем от врагов. Ее стены не вызывают благоговейного трепета в сердцах ливийцев. Лишь ветхие летописи хранят память о священном месте, его победах и поражениях. В тихой гавани, за мощной дамбой финикийский флот спасался от штормов. Остров же служил сидонянам последним убежищем во время неприятельских нашествий. Вообще-то, богатые жители всегда старались откупаться от захватчиков. Строительством здесь активно занимались и крестоносцы. Христианский король Иерусалима выбил из Сидона мусульман и возвел на острове настоящий морской замок.

Прочность крепостных стен была предусмотрительно усилена римскими колоннами. Крестоносцам помог овладеть стратегически важным пунктом итальянский флот. За свои услуги генуэзцы, пизанцы и венецианцы получили привилегию собирать таможенные пошлины в сидонском порту. Кроме того, им предоставили целый квартал, где купцы организовали рынок, обустроили торговые и жилые помещения, возвели церковь. Около нее, однако, очень скоро вырос минарет. Сидон снова стал мусульманским. Исправлять это недоразумение послали скандинавов. 10 тыс. норвежских христиан возглавлял король Сигурд. Он быстро справился с поставленной задачей.

Один магометанский летописец писал о крестовых походах: «Счастливые звезды ислама опустились за горизонт, и солнце наших судеб скрылось за облаками. Над землями мусульман развивались знамена неверных, а победы неправедных пересиливали верных, которые нигде не находили спасения от жестокости христиан». Возможно, эти строки родились после того, как английский король Ричард Львиное Сердце распорядился зарубить 2 тыс. мусульманских заложников. Или после того, как на дно пошел весь мусульманский флот. Его разгромом руководил из сидонской крепости все тот же Ричард. Король лично потопил большой мусульманский корабль. Очень скоро войска Саладина окружили город.

Поскольку подвоз провианта из-за осады был прекращен, христиане были вынуждены, есть убитых лошадей и пить их кровь. Кроме того, крестоносцы лишились поддержки византийцев. Константинопольский патриарх обещал каждому, кто убьет больше 10 католиков, полное отпущение грехов. В ответ на такой жест доброй воли Саладин разрешил на своих землях исповедовать православие. Надо ли говорить, что у державших оборону в сидонской крепости рыцарей не было ни малейшего шанса спастись. В июле 1187 г. христианский Сидон в очередной раз пал. Захват сопровождался, как водится, грабежами, убийствами и другими зверствами. Жители покидали город либо платили дань за каждого оставшегося.

Чтобы выбить почву из-под ног крестоносцев, Саладин приказал разрушить береговые укрепления, ибо христиане могли воспользоваться ими во время очередного похода. Не избежала печальной участи и сидонская крепость. Когда к ней подошел Людовик IX, король Франции, освобожденный из мусульманского плена, то здесь он нашел лишь человеческие останки да дымящиеся развалины. Монарх собственноручно носил полуразложившиеся трупы к могилам, таскал камни, восстанавливал стены. За добропорядочный нрав, кротость и неколебимость веры его прозвали Святым и канонизировали. В Сидоне была построена церковь Святого Людовика.

Поскольку единства в христианском мире не было, в церкви Людовика Святого, ныне Великой мечети, зазвучали суры Корана. Сегодняшняя Сайда – это и есть тот самый библейский Сидон, о котором еще Брюсов писал в своем стихотворении про царя Ассаргадона: «Едва я принял власть, на нас восстал Сидон, Сидон я опрокинул и камни бросил в море». С тех пор сидонские камни в море бросали очень многие. И от древнего города почти ничего не осталось. Самые ранние постройки, которые можно найти в современном Сидоне – Сайде относятся к временам крестоносцев. По меркам этого вечного города – совсем недавние времена.

В Раздел