23.11.16

Праздник, который всегда с тобой (16 часть)

Кладбище Пер-Лашез.

Кладбище на этом месте появилось еще в 1804 году. Но горожане, привыкшие хоронить умерших близ церквей, вначале враждебно приняли новое место. Тогда власти сделали эффектный жест и перенесли на Пер-Лашез захоронения Элоизы и Абеляра, Мольера, Лафонтена. Перспектива покоиться после смерти рядом со знаменитостями понравилась парижанам гораздо больше. Одно из первых надгробий с левой стороны от входа – могила Колетт. Как ни странно, на нем нет плачущих кошек, столь любимых писательницей при жизни.

На могильном камне Альфреда де Мюссе эпитафия гласит: «Друзья мои, когда я умру, посадите на могиле плакучую иву». Выполнить просьбу поэта оказалось трудно: по неизвестной причине ивы на кладбище Пер-Лашез не приживаются. Рядом похоронен парижский префект Оссман – строитель столичных улиц, площадей и бульваров. Немного дальше – могила Ротшильда с двойной буквой «r» на надгробии. Элоиза и Абеляр похоронены в одном склепе. По легенде, когда через 20 лет после смерти Абеляра в его захоронение положили тело Элоизы, он раскрыл объятия ей навстречу.

Найти могилу Джима Моррисона нетрудно: фанаты The Doors рисуют на асфальте мелом стрелки, указывающие путь к его надгробию. Раньше на могиле Моррисона даже служили черные мессы. Для предотвращения подобных эксцессов на могиле установлены две скрытые камеры, изображение с которых передается прямиком в будку охранников. Аллеи Мольера и Лафонтена ведут к захоронениям писателей. Мраморный храм с колоннами посвящен княжне Демидовой-Строгановой.

По легенде, она завещала солидную сумму денег тому, кто поселится в склепе, чтобы составить ей компанию. Вроде бы администрация кладбища до сих пор получает письма с предложениями кандидатур. Всегда много цветов на могиле Эдит Пиаф. Рядом – могилы художников Леже и Модильяни. Одна из самых знаменитых на кладбище Пер-Лашез – могила Виктора Нуара. 22-летний журналист был застрелен из револьвера Пьером Бонапартом.

Скульптура изображает молодого человека умирающим: он лежит на спине, шляпа откатилась в сторону. Кажется, скульптор перестарался с реалистичностью интимных частей тела: они протерты до блеска юными почитательницами Виктора Нуара. Считается, что мистическая скульптура обладает благоприятными для деторождения свойствами. Здесь также похоронены Оскар Уайльд, Айседора Дункан, Гийом Аполлинер, Марсель Пруст, Сара Бернар, Фридерик Шопен.

Пасси.

Квартал особняков, парков и цветущих садов за Трокадеро всегда манил писателей и художников. В 1840-1847 годах, когда деревня Пасси (Passy) не была еще присоединена к Парижу, здесь жил Бальзак (47, rue Raynouard). Сегодня в этом доме открыт Дом-музей Бальзака (Maison de Balzac): воспроизведен интерьер комнат, работает книжный магазин. Отдельный зал посвящен памятнику Бальзака работы Родена, который современники восприняли как карикатуру на писателя.

Среди вещей писателя обратите внимание на кофейник лиможского фарфора с инициалами HB (Honore de Balzac): мэтр был совершенным маньяком кофе и проводил по полдня, обходя три разных лавки, в каждой из которых покупал определенный сорт (в одной – мартиникский кофе, в другой – бурбон, в третьей – мокко), а потом собственноручно их смешивал. Одна из этих лавок, Torrefaction Passy, функционирует до сих пор (28, rue de l`Anonciation). Пройдитесь по узкой улице Бертон (rue Berton) с фасадами, увитыми плющом.

В особняке XVIII века, где теперь турецкое посольство, раньше была клиника психиатра Бланша, в которой лечились Мопассан и Нерваль. На улицу О (rue des Eaux – «улица вод») в XVIII веке богатые парижане приходили к термальному лечебному источнику. На ней же находится Музей вина (Musee du Vin) (это на улице-то воды!). В доме N11 bis по улице Колонель-Боннэ (rue Colonnel Bonnet) у Мережковского и Гиппиус на еженедельных вечерах «Зеленой лампы» бывали Бунин, Бальмонт, Ходасевич, Поплавский. По пути сюда подслеповатый Керенский, из кокетства не носивший на улице пенсне, наталкивался, переходя улицу Пасси, на машины, снимал шляпу и говорил: «Пардон, мадам».

Словом, весь цвет русской эмиграции. Шантрапу с Монпарнаса, понятно, никто и на порог не пускал. Южной границей Пасси служит гигантское круглое здание «Радио-Франс» (La Maison Radio France, 116, avenue du President-Kennedy) c 70-метровой башней. От него по мосту Гренель можно попасть на длинный тонкий Лебединый остров (L`Ile aux Cygnes). Лебедей привезли при Людовике XIV. Сейчас их нет, зато на южной оконечности острова стоит бронзовая статуя Свободы – как в Нью-Йорке, но поменьше.

Отей.

Вокруг церкви Отей (eglise d`Auteuil), центра бывшей деревни, строил один из создателей стиля ар нуво архитектор Гектор Гимар: 34, rue Boileau; 8, avenue de la Villa-de-la-Reunion; 41, rue Chardon-Lagache; 142, avenue de Versailles; 39, boulevard Exelmans. Но самая выдающаяся работа Гимара – Кастель-Беранже (Castel Beranger) стоит на улице Лафонтен (14, rue La Fontaine). Этот доходный дом на 36 квартир (среди них – ни одной одинаковой) Гимар превратил в рекламу собственного стиля, устроив пышную презентацию и написав о доме книгу («Искусство в современной жизни» – ни больше, ни меньше).

Улица Отей (rue d`Auteuil) ведет к площади Лоррен (place Lorrain), на которой по субботам работает рынок. По улице Пуссен (rue Poussin) вы дойдете до виллы Монморанси (Villa Montmorency) – деревушки с невысокими домами, внутренними двориками и садами в английском стиле. В разное время в Монморанси жили Виктор Гюго, Сара Бернар, Андре Жид и братья Гонкур. По улице Доктор-Бланш (rue Dr Blanche) можно выйти к двум постройкам Ле Корбюзье. В 1924 году архитектор представил Генеральный план благоустройства Парижа, но городские власти сочли его слишком радикальным и выделили ему для экспериментов клочок земли в Отее.

Сейчас в одном из построенных им зданий – Villa La Roche – располагается коллекция Фонда Ле Корбюзье (Fondation Le Corbusier), а в другом – Villa Jeanneret – находятся офис и библиотека Фонда. В примыкающий к Отей кварталу Мюэт (La Muette) туристы попадают в основном ради Музея Клода Моне – Мармоттан. Но раз уж вы здесь оказались, зайдите заодно на виллу Босежур (Villa Beausejour, 7, boulevard Beausejour): здесь, вдали от шумных улиц, стоят три деревянные избы – «русские дачи», построенные к Всемирной выставке 1867 года. Когда эти места были еще просто опушкой Булонского леса, в одной из избушек вместе жили мадам Рекамье и поэт Шатобриан.

В Раздел